M
MI
Cp
 
The right solution at the right time
MAIN
 
   
SIGN IN
 
Password
SEARCH
 
 
Please enter key word

 
Please subscribe/unsubscribe
www.triz-guide.com news
   




INNOVATIVE EDUCATION
Innovator certification
innovative techniques
INVENTOR LIBRARY
It is interesting
PRODUCTS
 

Управление менталитетом

 

УПРАВЛЕНИЕ МЕНТАЛИТЕТОМ

Можно ли изменить русский характер для всеобщего блага? Анатолий Ильич Ракитов – гордость нации. Никаких других дефиниций для этого человека мне подобрать не удалось. Думаю, и вы со мной согласитесь, когда узнаете его поближе.…Профессору 80 лет. Он слепой. И почти глухой – без слуховых аппаратов ничего не слышит. А еще он с трудом ходит из-за болезни Бехтерева. Это очень неприятная болезнь, при которой межпозвоночные диски закостеневают и позвоночник превращается в единый негнущийся столб. Обычно при такой болезни люди прикованы к постели. И Ракитов был бы практически обездвижен, если бы каждый день по нескольку часов не разминал сам себе руки, ладони, плечи. И так – на протяжении десятков лет. Если на одну чашу вселенских весов сложить несколько томов книг и статей, написанных, точнее, надиктованных профессором за всю жизнь, а на другую чашу весов положить револьвер, думаю, весы судьбы уравновесятся. Потому что если бы не револьвер, всех этих трудов и научных званий просто не было бы. Объясню…Когда обычной московской ночью 1937 года чекисты пришли арестовывать старого большевика Илью Ракитова, его девятилетний сын Толя заплакал. Звук детского плача плохо подействовал на расшатанные нервы заплечных дел мастеров, один из чекистов вытащил револьвер и двумя ударами рукоятки по голове успокоил ребенка. С тех пор на голове профессора два шрама. Впоследствии к этим травмам добавилась контузия - во время войны московский мальчишка тушил зажигалки, и взрывной волной его скинуло с крыши на кучу песка. Жив остался. Но через несколько лет стали ухудшаться зрение и слух. Врачи сказали, что зрение вскоре пропадет совсем.

О ту пору молодой Анатолий Ракитов работал художником-декоратором и понял, что живописцем ему не стать. Нужно было искать другую жизнь. И он поступил в МГУ на философский факультет. Закончив университет сын врага народа в 38 лет стал доктором наук и профессором. И уже будучи профессором философии, закончил математический, исторический и биологический факультеты МГУ, и выучил несколько иностранных языков - просто так, для самообразования. Если не считать трех инвалидностей (по зрению, по слуху, по опорно-двигательным делам) все остальное в жизни Ракитова сложилось крайне удачно – в личной жизни, и на научном поприще. У него трое взрослых детей, есть внуки и веселая жена Тамара, которая моложе Ракитова на 20 лет. Профессор - автор двух десятков книг, одно время даже работал руководителем президентского Аналитического центра по общей политике. Студентами Ракитова были Явлинский, Лившиц, Уринсон... Между прочим, когда-то благодарный ученик Лившиц на даче Ракитова когда-то возил тачки с навозом и канавы копал. Помогал пожилому учителю. А сейчас…

  - А сейчас-то вы как живете, Анатолий Ильич?

- Если по упрощенной шкале и в сравнении с прочими, то я живу неплохо. Я главный научный сотрудник Института научной информации по общественным наукам Российской Академии Наук, заслуженный деятель науки. Занимаюсь тем, чем хочу – философией и науковедением. Вот уже 15 лет веду семинар, пишу книги, статьи. Получаю гранты, зарплата после вычета налогов – примерно 16800 рублей. Ко мне хорошо относится руководство, поэтому у меня есть помощники – сотрудники института. Но так как я страдаю не только потерей зрения, но и слуха и с трудом передвигаюсь из-за болезни ног, то мне приходится прилично оплачивать дополнительные услуги, включая водителя. Так что в конечном счете от зарплаты остается около 4000 рублей. Кроме того, я получаю пенсию. Раньше я ее получал по инвалидности, теперь меня почему-то перевели на пенсию по возрасту. Так что, скажем, надбавку, которую дают инвалидам первой группы, я не получаю. Хотя я ветеран отечественной войны, но, наверное, и ветеранскую надбавку, обещанную новым президентом, тоже не получу. Но я не унываю. Будем думать, что сэкономленные таким образом тысячи рублей помогут улучшить экономическое положение государство.

- У вас есть силы иронизировать. Вы счастливый человек.

- Я был бы счастливым человеком, если бы меня уже многие десятилетия не преследовало непреходящее чувство неуверенности в завтрашнем дне. Впрочем, в этом я не одинок. Такое чувство владеет, судя по социологическим опросам, большинством нашего населения сверху донизу. Видимо, это плата за счастье жить в России.

 - Вот о ней-то, родимой, и поговорим.

 - Знаете, попытка дать однозначную оценку положения в нашей стране перевела бы меня в разряд полных идиотов. Она весьма неоднозначна!.. С одной стороны, идет непрерывный подъем экономики. ВВП растет на 8%. Это неплохо. С другой стороны, есть некоторые проблемки. ВВП растет ведь не за счет повышения производительности труда в России, а за счет роста цен на мировых рынках на нефть и газ. При этом производительность труда у нас очень низкая. В США один работающий в обрабатывающих и добывающих отраслях производит продукции на 64000 $ в год. В Ирландии и Люксембурге – 56 000$. А в России – 18 000$. Соотношение между доходами самых бедных и самых богатых граждан России тоже не радует. По официальным данным оно равно 1:15, некоторые источники дают 1:17. Делягин приводит цифру: 1:27. А вот расчеты моих приятелей, фамилии которых я вам называть не буду, но отмечу, что все они доктора экономических наук и ведущие специалисты в этой области… так вот, их расчеты дают соотношение 1:35. При этом Россия вышла на второе место в мире после США по числу миллиардеров, хотя народу у нас в два с лишним раза меньше. А по доходу на душу населения Россия не входит даже в число первых сорока стран мира. Очень опасное расслоение!..Но главное различие между нами и развитыми странами в том, что развитые страны представляют собой общества высоких технологий, то есть основные поступления в бюджет они получают от хай-тека – наукоемкой продукции. В США эта доля достигает 90%. В Западной Европе – от 71% до 80%. А Япония почти 100% всех своих денег зарабатывает от продажи хай-тековской промышленной продукции.

- Постиндустриализм, бубёнть…

- Знаете, все эти разговоры о постиндустриальном обществе или обществе услуг, как его еще называют, – терминологическое недоразумение. Самые развитые общества – не постиндустриальные, а супериндустриальные! А постиндустриальной страной является сейчас Россия, которая растеряла свою индустрию за время реформ. И в этом смысле она такая же постиндустриальная, как и постсоветская. В СССР в 70-е годы промышленность уже была довольно отсталой, но хотя бы мощной. А сейчас у нас доля промышленности в бюджетных отчислениях не достигла уровня 1989 года.

 - Короче, все плохо… Что делать, доктор?

- Во-первых, не все плохо. Могло быть хуже, например, если бы цены на нефть не росли все последние годы… Во-вторых, у России есть некоторые географические преимущества, помимо наличия полезных ископаемых. Россия напоминает кишку, которая начинается в развитой Европе и тянется до бурно растущей Азии. То есть является транзитным мостом. По железной дороге можно было бы перебрасывать потоки грузов с Востока на Запад, это быстрее и выгоднее, чем гнать корабли через Суэц, вокруг Индии или (для особо крупных судов) вокруг Африки и Индии… Однако, заказ на транзитную перевозку крайне мал. Почему? Да потому что мы не можем соблюсти точных графиков доставки и дать гарантий сохранности товаров! Вот и все.Но самая большая беда – у нас нет стратегии развития страны, общего видения будущего. У нас есть «план Путина», в котором всего несколько тезисов – там говорится о повышении благосостояния населения, росте обороноспособности, улучшении медицинского обслуживания, образовании и дешевом жилье…Декларации. Я помню яркое воспоминание из своей послевоенной юности. Я тогда был еще зрячий и стоял на какой-то станции, к которой подходил огромный паровоз с буквами «ИС» на борту - «Иосиф Сталин». Красивый такой паровоз, обтекаемые формы... А на платформе стояли детишки-беспризорники, оставшиеся после войны без родителей. Голодные, с коростой на лицах, обовшивленные, оборванные, с воспаленными трахомными глазами, угрюмо молчащие. А на паровозе красовался огромный кумачовый плакат «Спасибо товарищу Сталину за наше счастливое детство!» И звучала звонкая песня: «Сталинскою ласкою согрета радуется наша детвора!» Это был такой контраст…

Так что лозунги – одно, а жизнь – другое. Найдите мне страну, где бы руководители не произносили слов о повышении благосостояния, улучшении здравоохранения. Стратегия развития страны – это не перечень того, чего бы хотелось получить. План Путина также хорош, как программа строительства коммунизма, который был объявлен на 1 января 1980 года. А вот для того, чтобы сформулировать стратегию, нужно сформулировать цель. И лучше это сделать побыстрее, потому что нефте-газовое счастье скоро кончится: через несколько лет Америка и Европа покроются мощной сетью атомных станций. Они уже просекли фишку.

 - Так какова же стратегическая цель России?

- Цель – превращение России в общество высоких технологий… Обоюдоострый каменный топор – более высокая технология по сравнению с односторонне-острым каменным топором. Но между ними лежит дистанция в 700 тысяч лет. В те времена можно было не спешить с инновациями. А сейчас новые технологии появляются гораздо быстрее, чуть ли не каждый день. И нужно успевать за ними, иначе мы рискуем отстать от локомотива цивилизации безвозвратно, как отстали племена, живущие в лесах Амазонки.Вот сейчас избранный президентом Медведев заказал нескольким академикам программу восстановления промышленности в России. А ее не надо восстанавливать! К чему восстанавливать отсталость? Когда-то мы строили самые большие домны, самые большие плотины. Что в них проку? В те времена, когда Колумб плыл открывать Америку, водоизмещение его каравелл составляло примерно 30 тонн, а в Китае в это время ходили огромные 3-палубные корабли водоизмещением в тысячу тонн! И все равно Китай отстал от пронырливой, подвижной, менее централизованной Европы, где было больше индивидуализма, и частные граждане были свободнее в своих решениях и проявлениях. России нужны не просто новые технологии, этот путь мы уже проходили. И при Петре I и в ХIХ веке, и при Сталине – завозили новые технологии, каждый раз думая, что вот теперь точно и окончательно догоним загнивающий Запад. Но каждый раз через непродолжительное время Россия вновь и вновь обнаруживала себя отставшей. Потому что завозили вершки, а не корешки. Завозили голые технологии в отрыве от того, что их порождало – частной инициативы, свободы личности, независимой судебной системы, парламентаризма, и главное – без необходимой для высоких технологий науки... Всё казалось нашим царям, что достаточно железок новых привезти.Если ставить стратегическую цель для России, то она проста – сделать жизнь в России комфортной для обычного человека. А это возможно только в обществе высоких технологий. То есть не в таком обществе, куда искусственно воткнули чужие хайтековские саженцы, а где целиком подготовлена и удобрена социальная почва. А главное, нужна собственная высокоразвитая наука, потому что высокие технологии тем и отличаются от всех других, что от 15 до 50 % стоимости изготавливаемой с их помощью продукции затрачивается на научные разработки и оригинальные научно-фундированные инновации. Без науки и первоклассно подготовленных научных кадров высоких технологий не бывает. Тогда и втыкать насильно ничего не надо будет, само вырастет.А мы до сих пор играемся в игры вчерашнего дня. Почему у нас армия – почти полтора миллиона человек, не считая гражданского персонала? Потому что полумиллионную армию мы иметь не можем: нет соответствующих технологий. Знаете, как выглядит американский разведывательный робот? У него четыре ноги, антенна, восемь глаз впереди и четыре глаза сзади. Со скоростью девять километров он бежит вдоль границы или передовой и на глубину до нескольких километров сканирует местность, фиксируя все изменения на стороне противника, потому что любое изменение маскировочного покрова может говорить о подготовке к наступлению. И сразу же передает информацию через спутник в базу данных Объединенного управления штабов США. Он один заменяет роту солдат с биноклями… Наша сегодняшняя армия, которая не справилась с ситуацией в Афганистане и Чечне, в современном смысле небоеспособна. И технологически устарела. Знаете, как мы удачно впарили Индии наши танки? Индийцы со ста метров стрельнули из пушки по нашему танку, броню не пробили, обрадовались и купили. Но пушка – это старая технология! А новая технология – самонаводящиеся противотанковые ракеты. И все наши бесчисленные танки можно за пару часов сжечь натовскими противотанковыми ракетами.Но мы любим играть мускулами в мире, где нам никто не угрожает… Зачем наши корабли выходят в Атлантику и в Средиземное море? Ну, вышел в Средиземное море один наш крейсер, за которым шел танкер с дизельным топливом, поплавал туда-сюда, продемонстрировал наше присутствие. В чем смысл? Вообще, Черноморский флот в военном отношении – ноль. Выйти в океан он может только через Босфор и Дарданеллы, которые легко перекрыть минами, заперев весь наш флот в черноморской луже. С какой же целью мы тратим ресурсы и деньги на бессмысленный в военном отношении Севастопольский флот? Я понимаю, зачем это делали русские цари – они грезили отнять у Турции проливы и завоевать Константинополь. В этом случае флот обретал определенный смысл. Мы тоже грезим?Также успешно пошатался наш авианосный крейсер по Атлантике – один против полутора десятков американских авианосцев, на которых, кстати, стоят самые современные самолеты, а на нашем – устаревшие модели МИГов. Зато отметились!Я повторяю: мы сейчас живем в уникальное время, когда с Запада России никто не угрожает. Никому наша территория не нужна: ее содержать дорого, а нефть и газ мы и сами с удовольствием продадим. Реальная же опасность для России – семь тысяч километров российско-китайской границы… Вот в позапрошлом году полуторамиллионная китайская армия устроила штурм мегаполиса – совершила трехчасовой рывок в сторону Пекина. Это говорит о высоком уровне штабной организации и управления войсками. Против кого эти маневры, как вы думаете? Против заокеанского Сан-Франциско? Остановить, в случае чего, китайскую десятимиллионную армию наша сегодняшняя полуторамиллионная не сможет. Остановить такую толпу может только армия нового типа – предельно роботизированная и оснащенная новыми технологиями, в которой один высококвалифицированный офицер-оператор заменяет роту, а то и батальон солдат. Самолеты-роботы, танки-роботы, причем, без глупых пушек, а чтобы вместо башни на панели танка – 24 самонаводящиеся ракеты ближнего боя…

 - Вы как писатель-фантаст грезите роботизацией всего и вся.

- А это уже давно не фантастика. Про американского робота-разведчика я вам уже говорил. Для первого термоядерного реактора ИТЭР японцы уже сделали роботов, которые сами будут ползать внутри реактора, искать дефекты, снимать износившуюся обшивку, ставить новую, восстанавливать коммуникации, идущие внутри обшивки… 15 лет тому назад я был на полностью роботизированном заводе в Америке. Там людей вообще нет. Даже на погрузке бегают роботы-тележки с четырьмя глазами спереди и сзади, подбегают, снимают с конвейера ящик, кладут себе на платформу и уезжают с ним.

- Когда я был маленьким, видел в «Крокодиле» одну смешную американскую карикатуру семидесятых годов. Стоит капиталист возле полностью роботизированной конвейерной линии и довольно говорит своему приятелю, показывая на железных роботов: «Хотел бы я посмотреть, как эти парни будут бастовать!» А тот отвечает: «Хотел бы я посмотреть, как эти парни будут покупать твою продукцию!.» Если все будут делать роботы, куда людей девать?

 - Ответ на казуистический вопрос, что же делать с людьми, уже давно известен. Работяг надо квалифицировать и направлять на производство тех же роботов. Это повышает качество населения. Новому производству требуется новый оператор, более умелый и образованный, нежели необразованный гастарбайтер, который может копать, а может не копать... В Японии преобладает высокотехнологичное производство, но работяг не увольняют. А страх перед тем, что роботизация приведет к безработице, сродни страху малограмотного населения перед трансгенными продуктами.

 - Лужков однажды ляпнул, что генно-модифицированная продукция чуть ли не рак вызывает и от нее надо бежать, как от огня. А население ГМО боится просто жуть как!

- Был такой писатель Лесков. У него есть рассказ про эпидемию холеры, во время которой в народе ходили легенды о врачах-вредителях, которые запустили в народ болезнь – чумную «запятую». Темные крестьяне и от оспы прививаться когда-то не хотели… Да, в народе бытуют предрассудки о жуткой вредоносности ГМО. А между тем генно-модифицированные продукты не только могут быть совершенно безвредными, но даже полезными с точки зрения продуктивности сельского хозяйства, а также конкурентоспособности его продукции. В современном мире выгодно только то сельское хозяйство, которое дает два, а еще лучше – три урожая в год. Выгодно разводить только тех домашних животных, которые дают быстрый прирост мясной массы. Поэтому для сельского хозяйства России могут быть спасением исключительно генномодифицированные, морозоустойчивые продукты с ускоренным ростом. Россия, как одна из самых холодных стран в мире, только при царе могла быть великой аграрной державой благодаря крайне дешевому крестьянскому труду. Сейчас нужно в нашем сельском хозяйстве применять новейшие научные достижения, в том числе генную модификацию. Только в этом случае можно спасти наше сельское хозяйство от краха, особенно в условиях, когда во всем мире интенсивно применяются достижения науки. Если этого не делать наше сельское хозяйство просто будет не нужным.

 - А вот в Европе спасают сельское хозяйство, дотируя его. Доплачивают крестьянам. Может быть, это наш путь?

- Это тупиковый путь. Вы предлагаете доплачивать крестьянам, чтобы цены на продукты были выше, и городской потребитель больше платил? При Сталине грабили деревню, а сейчас будем грабить город, наших работяг? Неосталинизм… А вот в Японии не дотируют сельское хозяйство! Знаете, почему?

- Почему?

- А его там нет! Есть огородики, мелкие теплички, но как отрасли экономики сельского хозяйства в Японии по сути дела нет. Для современного сельского хозяйства, особенно зернового, и пастбищного животноводства там просто земли не хватает. Они заняты созданием высоких технологий и наукоемких товаров. Япония завозит продовольствие. Кстати, лес японцы тоже завозят, между прочим, преимущественно из дальневосточной тайги. Мы, к сожалению, продаем преимущественно необработанную древесину, хотя это очень невыгодно, но у тех, кто это делает, главная задача – поскорее урвать свой кусок. А вот чтобы оснастить наше сельское и лесное хозяйство новейшими и высокими технологиями и насытить специалистами самой высокой квалификации, наши предприниматели и государство не очень заботятся. Зато в Японии есть план дать всем молодым гражданам высшее образование. Потому что это будущее.И облик этого будущего очень не похож на облик прошлого. Вообще, мир сейчас переходит на иные принципы функционирования, подстегивающие прогресс. Раньше старались делать вещи основательные, прочные, «вечные». Помните, «вечная игла для примуса»? Это эхо бедности. А сейчас даже автомобили не зря называют «одноразовыми» - их делают с таким расчетом, чтобы человек выбросил машину через пять-восемь лет и купил новую. Потому что прогресс выдает новые решения каждый год. И зачем в «вечном» автомобиле консервировать устаревшие решения? Зачем тормозить прогресс, делая что-то на века, если сделанное устареет морально через пару лет?

- Ратуете за экономику потребления?

- А разве есть другая экономика?.. Которая ничего не делает для людей? В СССР такая была, она работала не на массового потребителя, а преимущественно на оборонку. И где теперь СССР?.. Выбор-то вообще невелик: либо в стране есть развитая экономика и, соответственно, развитое потребление, либо нищета, голод, высокая смертность и отсталое хозяйство.

- Вы пугали меня китайской угрозой. Но пока китайцы нападать на нас не собираются.

- Пока да. Но в Китае сейчас положение очень сложное. Несмотря на высокие темпы роста ВВП, они не успевают занимать высвобождающиеся трудовые ресурсы. В Китае каждый год в песчаные пустыни превращается 3 миллиона квадратных километров плодородных почв. Это, во-первых. А во-вторых, там гигантская диспропорция между мужским и женским населением. И потому существует огромный избыток мужской, молодой, агрессивной силы. Куда им деваться? Количество почв сокращается, города перенаселены. И хотя Китай завалил мир дешевой продукцией и продолжает наращивать темпы производства ширпотреба, дешевых автомашин, атомного оружия и баллистических ракет, избыток населения, особенно мужского, невероятно велик. «Лишних» можно забрать в армию. Или они могут бежать в другие страны, что они и так уже делают. Но вот вопрос: куда им проще перемещаться – через океан в Америку или перейти пешком в полупустую азиатскую часть России?

- Вернемся, кстати, в многострадальную Россию. Как нам обустроить ее до состояния супериндустриальной державы?

 - Я сейчас крамольную вещь скажу, только не бейте меня, пожалуйста.

- Я постараюсь сдержаться. Но вы все же не забывайтесь!

- Рискну… Я думаю, что сейчас регулирующая роль государства в экономике будет возрастать.

- Ай-яй-яй-яй! Что вы такое говорите?! Известно ведь, что госурегулирование экономики неэффективно.

- Это штамп. Обывательские предрассудки. После войны импульс к экономическому рывку Японии дал не рынок, а Министерство внешней торговли и экономики Японии. Были сделаны два проекта – один разработал профессор Хаясе из института Социальных исследований, другой - профессор Масудо из института Технологических исследований. Они разработали программу информатизации общества, которую на первых порах поддерживало государство. А уже потом, когда процесс запустился, регулирование стало ненужным.Я понимаю ваши страхи и их причину: у нас вечно путают поддержку государства и слияние с государством. Ленин когда-то говорил о слиянии финансового и промышленного капитала, а в России нынче происходит слияние олигархического капитала с государственной властью – высших государственных чиновников с бизнесом, чего в других, более развитых странах мира нет. И ни к чему хорошему это не приведет. В нашем бизнесе зачастую, чтобы получить госзаказ, размер «отката» достигает 60%. Это госрегулирование по-российски.

У нас не понимают, что регулирующая роль государства состоит не в собирании взяток с предпринимателей и не в командовании рынком, а исключительно в законодательном регулировании, то есть в принятии решений в интересах развития государства и общества в целом. Вот два примера. Крупная предпринимательская корпорация запроектировала несколько лет назад провести нефтепровод вдоль берега Байкала. При утечке нефти самое крупное в мире хранилище пресной воды было бы отравлено. Только вмешательство государства, опиравшегося на рекомендации экологов, привело к тому, что проект был исправлен, и линия нефтепровода была отодвинута на несколько десятков километров от байкальского побережья. Второй пример. В ряде стран, например в Бразилии, государство содействовало развитию национального авиастроения. В США такая помощь не нужна. Крупнейшая авиастроительная корпорация «Боинг» сделала и запустила в производство новейший авиалайнер собственными силами. Но у нас, благодаря непродуманным реформам, авиапром оказался в прорыве, и сейчас мы не выпускаем гражданских самолетов дальнего радиуса полета, способных обеспечить гражданские перевозки по России и за рубежом. Сейчас при содействии государства создана новая авиастроительная корпорация, и можно надеяться, что, сконцентрировав максимум технических, финансовых и интеллектуальных ресурсов, мы сможем в течение ближайших нескольких лет запустить в серийное производство конкурентоспособный отечественный авиалайнер гражданского назначения SuperJet. Отечественный бизнес на нынешнем этапе без помощи государства этого сделать не смог бы. Вообще следует напомнить, что абсолютный «беспредельный» рыночный либерализм – продукт определенного времени, исторически преходящей эпохи. И взаимодействие государственного и частно-корпоративного секторов экономики – потребность времени. А еще лучше идти на шаг впереди этого самого времени.

- А как государство может отрегулировать железные дороги, чтобы поезда ходили вовремя, и Россия получила заказы на транзитные перевозки Запад-Восток?

- Чтобы наши железные дороги получали заказы на транзитные перевозки, должны быть автоматизированные комплексы управления движением, роботизированная погрузка и разгрузка, компьютерная диагностика работоспособности подвижного состава и состояния железнодорожных путей. Это, кстати, повысило бы прибыльность железных дорог и было бы крайне выгодно их владельцам. И эту деятельность должно стимулировать государство через налоговое законодательство, что, в свою очередь, повысило бы финансовые отчисления от прибыли в тот же самый государственный бюджет.Госрегулирование может обязать производителя изымать из продажи автомобили, не соответствующие современным требованиям, тем самым заинтересовав производителя во внедрении новых технологий, а потребителя – в приобретении не подержанных, а новых машин.На страховом рынке, где страховые компании вечно пытаются уклониться от выплат, законодательное госрегулирование может помочь потребителю, запретив страховщикам отказывать в выплатах под надуманными предлогами, если документация, свидетельствующая о страховом случае, находится в полном порадке … Да и саму эту документацию может упростить только государство. Можно привести еще сотню примеров, но и сказанного достаточно, чтобы понять: проблема состоит не в том, чтобы устранить государство из числа игроков, резвящихся на финансовых, промышленных, коммуникационных, транспортных и иных рынках, а в том, чтобы гармонично и продуманно сбалансировать интересы государства, то есть чиновников, производителей и потребителей товаров и услуг.

- А что этому собственно мешает? Почему такая сбалансированность не может быть достигнута в кратчайшее время?

- В России издавна очень боятся способных людей, особенно тех, кто хоть чуть-чуть отличается от общей массы, от среднего статистического человека, среднего статистического специалиста, среднего статистического профессора или ученого и т. д. И хотя у нас часто раздаются призывы к поддержке способной молодежи, особенно в науке, но это только призывы. Конечно, отдельным способным людям удается прорваться. Но это точечные явления. И хотя их не подвергают репрессиям, но и по-настоящему хода не дают. Это старая и, к сожалению, очень прочная традиция.Помню, еще при советской власти, когда я был начинающим лектором, вызвали меня в партком института, где я работал. И секретарь парткома, который впоследствии стал заместителем Предсовмина Российской Федерации, сказал: «Слушай, Толя, зачем ты из своих лекций устраиваешь цирк? Почему после твоих лекций студенты – все 300 человек – устраивают аплодисменты? Это тебе не театр! Это серьезное учреждение, Институт народного хозяйства! Читай лекции, как все – без аплодисментов». А через неделю меня вызвал ректор: «Ракитов! Ты почему без галстука ходишь?» Все должны были выглядеть одинаково. Вот на что обращали внимание! А вовсе не на качество лекций…А когда я читал лекции на Физтехе, на меня один из профессоров написал донос в партком, что у меня немарксистские лекции, потому что его аспиранты уходили ко мне. После этого я положил заявление на стол, потому что не переношу давление… И с тех пор ничего не изменилось! Властям придержащим до сих пор нужны не столько способные, сколько управляемые, послушные и абсолютно предсказуемые люди. У нас до сих пор самодержавная демократия, и до сих пор однопартийная система. Вы спрашиваете, с чего начать преобразование России? Марафет в системе государственного управления наводить бессмысленно. Как рассказывается в старом анекдоте, когда в борделе дела идут неблагополучно, нужно не мебель менять, а девочек.Только тогда можно построить общество высоких технологий, то есть тот социальный организм, который имеет шансы шагнуть в будущее. Общество высоких технолоний – это не просто новые линии, роботы… Это совершенно другой образ жизни! И единственный способ изменить национальный менталитет, поднять общее благосостояние, укрепить экономическую и оборонную мощь страны.

- А чем вам не нравится национальный менталитет?

- Нелюбовью к работе в первую очередь. В немецком языке физическая работа как правило обозначается слово «arbeit». Отсюда, кстати, и наш «гастарбайтер». А более творческая работа – «werk». А в русском языке слово «работать» имеет тот же корень, что слово «раб». И для творческой работы даже слова отдельного нет. Работать у нас не любят и не умеют. Нет стремления к кропотливому труду. Только авралы…Вторая отрицательная черта – социальная апатия. Карл Маркс, если мне не изменяет память, в статье «Дебаты о свободе печати в Рейнском лантаге») писал: «Цензура печати отвратительна даже с эстетической точки зрения. Правительство слышит только свой голос, но делает вид, что слышит голос народа. Народ же либо впадает в культ личности, либо в полную социально-политическую апатию и безразличие». Замечательно точный диагноз! Очень похоже на нашу нынешнюю ситуацию. Официальной цензуры у нас нет. Существует провозглашенная конституция и свобода слова. Но существует худший вид – самоцензура, когда большинство представителей СМИ говорят и пишут то, что угодно начальству, а не то, что они на самом деле думают. И это, естественно, формирует определенный менталитет отсутствия внутренней свободы, неумения отстаивать свои интересы и невозможность создать настоящее гражданское общество. Надеюсь, что рано или поздно у нас все это будет. Но сколько на это потребуется времени и на сколько мы отстанем от наиболее развитых стран за это время, – сказать очень трудно. И боюсь, что прогноз будет неутешительным. Третье, что мне не нравится в нашем национальном характере, – хамство. Было время, когда я часто приезжал к замминистру, который, надо заметить, ко мне очень хорошо относился. Но при этом мне часами приходилось ждать его в приемной! Однажды, после пяти часов ожидания в душной приемной моя помощница упала в обморок, и мы с помощником замминистра вынесли ее на руках в машину. Сейчас у меня в компьютере лежит книжка «О хамстве и стервозности русского национального характера». Я не люблю всякого рода обобщений, но само появление такой книги, написанной русским человеком, весьма симптоматично.

- Может быть, это национальный менталитет мешает нам построить нормально функционирующее общество? И толкает на некий Третий путь?..

- Карамзин в «Записках русского путешественника» писал, что, проезжая Пруссию, он поражался, насколько все-таки грязные прусские деревни по сравнению с чистенькими русскими деревнями. Прошло сто лет. И у Салтыкова-Щедрина мы уже читаем, какие грязные русские деревни по сравнению с прусскими. Что случилось за эти сто лет? А просто сказались результаты реформ, проводившихся Фридрихом Великим, королем Пруссии. Еще задолго до путешествия Карамзина он ввел веротерпимость и в Пруссию стали прибывать талантливые люди из всех стран Европы: Фридрих провел судебную реформу, принял жесткие меры против затяжного судопроизводства и коррупции правоохранительных органов, стал привлекать в Пруссию ученых, философов, деятелей искусства, стал требовать наведения порядка, жесткой дисциплины и в армии, и на гражданской службе. Результаты этого еще не были заметны во время путешествия Карамзина. Но спустя сто лет, когда писал Салтыков-Щедрин, плоды этой деятельности были уже совершенно очевидны. И до сих пор Германия остается страной образцового порядка, дисциплины и трудолюбия. Но главный результат – это формирование новой государственности и нового менталитета, основными чертами которого являются любовь к порядку и трудолюбие. Вот почему Германия сегодня входит в число наиболее развитых и благополучных стран мира. А возьмем Японию! До 1868 года это была довольно отсталая феодальная страна с очень устаревшими традициями. В середине XIX века там еще самураи рубились мечами, как в Средневековье!.. Но потом начались интенсивные реформы. И уже в 1905 году японцы нанести поражение русской армии по Порт-Артуром и утопили русский флот в Цусимском проливе. И с тех пор японцы с инноваций не слезают. Традиции у них остались в некоторых особенностях быта, в кулинарии, в японской вежливости и в некоторых деталях организационно-управленческой деятельности. Знаете, Тойнби очень верно заметил: «Общество, ориентированное на верность традициям, своему прошлому, обречено на исчезновение. Общество, ориентированное на свое настоящее, обречено на застой. И только общество, ориентированное на будущее, способно развиваться». Очень верное замечание! Кстати, нынешняя Япония, в отличие от той, которая существовала до 1868 г., больше всего ориентирована на будущее. Этим объясняется большинство ее успехов. У нас любят говорить о соборности и коллективизме как об особой, сугубо «нашей» черте национального характера и менталитета. Я напомню, что различные формы коллективного управления и принятия решений существовали и существуют у разных народов, в разных странах и в разные эпохи. Племя ирокезов, прежде чем вступить на тропу войны, проводило совещания вождей и старейшин. Так было у многих племен и народов. В Западной Европе существовали городские коммуны как форма самоуправления. Существовали также такие коллективные формы самоорганизации и самоуправления, как ремесленные цехи. Вспомните также английский парламент, Генеральные штаты, а затем Национальные собрания во Франции, Конгресс в США и представительные выборные органы управления и принятия решений в каждом штате и вы поймете, что «соборность» и коллективизм присущи многим народам, а возможно, и всем. Конечно, в некоторых странах эта соборность носит фиктивный характер, особенно при диктаторских, самодержавных режимах, но это особый вопрос. Коллективизм иногда полезен для учета мнений и интересов граждан – членов коллектива, но не менее полезен и индивидуализм как форма проявления творческих возможностей личности, ее свободы и ответственности. Лучшие произведения искусства или творения науки – полотна Рафаэля и да Винчи, статуи Микеланджело, иконы Рубелева, картины Васнецова, Левитана, Поленова и Фалька, произведения Гоголя, Салтыкова-Щедрина, Чехова и Булгакова, научные открытия Коперника, Ньютона, Эйнштейна, достижения математиков Лобаческого, Холмогорова, Геделя – продукт индивидуального творчества. Поэтому пресловутая «соборность» и коллективизм хороши лишь в определенной дозировке и в правильном сочетании с творческим индивидуализмом и разумным общественным порядком, справедливым законодательством и свободным некоррупированным судопроизводством. Так что превращать одну сторону в эталон национального менталитета не только ошибочно, но и опасно. Знаете, изменение менталитета начинается всегда сверху. Петр Первый взял и изменил менталитет части нации – дворянства. Не хотели! Сопротивлялись! Боролись, как дураки, за дедовские традиции, за бороды, за долгополые кафтаны… Зато потом появился Пушкин, появились Лобачевский, Менделеев, Павлов. Нужно только начать!..Представьте на секунду такую сказочку, что мы сконструировали домостроительные роботы и роботы-дорогоукладчики. За пару десятилетий это изменит облик страны самым радикальным образом. И менталитет нации. После петровских реформ крестьяне смотрели на господ как на переодетых в русское платье иностранцев, а за рубежом на наших господ смотрят как на переодетых татар. Не надо останавливаться на полпути. Надо завершить процесс модернизации менталитета, который, кстати, продолжался и при ужасном Сталине. У меня к Сталину свои счеты, но правда такова: перед революцией в России было 11 университетов и 56 высших учебных заведений. А перед Второй мировой войной – уже несколько сотен вузов. Хотя между революцией и отечественной войной прошло всего 24 года. И за эти годы наготовили достаточно инженеров, учителей и врачей, чтобы обеспечить страну бесплатным школьным образованием, бесплатным высшим образованием, бесплатным медицинским обслуживанием.

- А при чем тут смена менталитета нации?

- Когда появляется масса людей с высшим образованием, возле них образуются цепочки, кружочки или, как говорят математики, «окрестности точки»: появляются люди, которые являются объектами культурного влияния. И постепенно менталитет нации меняется! И меняется он на наших на глазах. Двадцать лет назад секретарши начальников не предлагали посетителям чай или кофе. А сейчас предлагают. Вы скажете, это обряд? Но из тысячи обрядов складывается менталитет. Хамство может транслироваться из поколения в поколение, а может пресечься системой, при которой хамом быть невыгодно. И ментальный вирус будет убит. Вы, кстати, заметили, что теперешние продавщицы по хамству на порядки уступают советским?

- Заметил… Но в построении общества высоких технологий не обойтись без реформы образования. А у нас пока, напротив, шаги в сторону Средневековья делаются – хотят вводить в школе Закон Божий. Ваше к этому отношение?

- Для начала расскажу вам три истории. Несколько лет назад я был в Израиле. Прошел весь путь Иисуса от Тибериады до Мертвого моря. И со мной там случились три забавные штуки… Есть в Иерусалиме храм Гроба Господня, принадлежащий как бы всем христианским конфессиям сразу. А хранителем ключа от этого храма является один старинный арабский род – ключ передается старшему сыну из поколения в поколение. И работа этого старшего сына состоит в том, чтобы утром открыть, а вечером закрыть храм. Так вот, когда я подошел с женой Тамарой к храму, хранитель ключа, сидевший неподалеку на скамейке, посмотрел на меня и сказал: «Ну вот, наконец-то вы пришли...»Такая же история повторилась в Гефсиманском саду, где Христос провел последнюю ночь перед арестом. Поскольку паломники изрядно вытоптали сад, его обнесли чугунной решеткой. Никого туда в тот день не пускали. Не успел я огорчиться этому обстоятельству, как из-за чугунной загородки выскочил монах-францисканец, взял меня за руку и произнес: «А вас я проведу. Вы тут один отмеченный». Он подвел меня к одному оливковому дереву и сказал, что по преданию это та самая олива, под которой лежал Христос, перед тем как его схватили стражники.Третий колокольчик прозвонил на берегу Тибериатского озера, по которому Христос ходил пешком. На берегу озера на средства одной русской княгини еще в XIX в. был построен храм. И в этот храм меня пускать не хотели, потому что я был в шортах. Но в этот момент из какой-то будочки выбежал служитель, подбежал ко мне и сказал буквально следующее: «Вы пришли? Очень хорошо. Мы ждали вас. Возьмите…» И протянул мне брюки… Я их одел, и в храм меня пустили.Я верю в Бога. Но я резко против преподавания Закона Божия или «Основ православной культуры» в школе! Во-первых, формально этот шаг антиконституционен. Во-вторых, любой идеологии не место в школе! Формировать идеологию – прерогатива родителей, а не государства. Хотите учить своих детей религии – отправляйте их в воскресные школы при церквях… До революции входил батюшка в гимназию и говорил: «Иноверные, изыдите!» Это само по себе оскорбительно. И если завтра ввести в школах православие, послезавтра иудеи потребуют изучать Талмуд, и к ним присоединятся со своими справедливыми требованиями буддисты, мусульмане, баптисты, кришнаиты, язычники... Получится варево, которое никому не будет по вкусу и пользы для воспитания нравственности подрастающего поколения не принесет. Христос сказал, Богу божье, кесарю кесарево. Этого принципа следует придерживать и при составлении программ наших светских школ. У нас не хватает часов даже для преподавания отечественной культуры и настоящей неискаженной отечественной истории. А была она очень непростой, многозначной. Черное и белое в ней часто смешивалось в причудливых пропорциях. Возмите, например, святого Александра Невского. С одной стороны, – герой, спаситель Отечества. Известно, что он одержал целый ряд побед над Тевтонским орденом, над меченосцами, над шведами и другими агрессивными силами, пытавшимися захватить Новгородские земли. Но в то же время поддерживал самые дружеские отношения с татаро-монгольскими захватчиками и извлек из этого немалые выгоды. Правильный показ сложности деятельности этого князя, неоднозначность ее оценки, противоречивости его поведения и жестокости, которая проявилась к концу жизни – настоящая задача для учителя школьной истории, стремящегося объяснить учащимся, что наша история была не проста, противоречива, как, впрочем, и история других народов. Представлять прошлое как некий утерянный идеал совсем не проявление патриотизма, а серьезная ошибка, не позволяющая понять противоречивость современности. Я допускаю, что преподавание истории религии и религиозной культуры – тоже может быть полезным, если показывать ее во всей полноте и такой же противоречивости, без излишней сусальности, без попытки превратить ее в модель поведения для современной молодежи. Но преподавать ее нужно не в светских школах, а в других учебных заведениях, и притом преподавать честно, не противопоставляя православие другим конфессиям, которые существуют в мире и в нашей стране.Вообще нам нужно понять, что будущее России зависит от того, как и чему мы будем учить детей в школе. А это зависит от того, как мы будем готовить учителей в педагогических университетах. А это будет зависеть от того, какой будет научная подготовка университетских профессоров. А это, в свою очередь, будет зависеть от состояния отечественной науки в целом. И поэтому давным-давно пора нашим руководителям понять, что пора сделать суперприоритетом России развитие науки. Без нее, как показывает опыт наиболее развитых стран и стремительно рвущихся вперед «азиатских тигров», мы никогда не сделаем Россию страной комфортабельной, а тем более «самой привлекательной для жизни».

Александр НИКОНОВ 

 



 

Home » It is interesting » Science and technology » Управление менталитетом
© Institute of Innovative Design, 1989-2015, D.Bednogo str. 11-10,                                
660018, e-mail info@triz-guide.com