M
MI
Cp
 
The right solution at the right time
MAIN
 
   
SIGN IN
 
Password
SEARCH
 
 
Please enter key word

 
Please subscribe/unsubscribe
www.triz-guide.com news
   




INNOVATIVE EDUCATION
Innovator certification
innovative techniques
INVENTOR LIBRARY
It is interesting
PRODUCTS
 

Футбольный империализм

 
Социальные эффекты на микроуровне могут изменить всю систему. 

Эрнест Султанов

 

ФУТБОЛЬНЫЙ ИМПЕРИАЛИЗМ

 «ЗАВТРА», 02,07,2008

        Швейцария не входит в "Шенген", поэтому, чтобы прорваться из Германии, Австрии и Италии, болельщикам с российскими паспортами необходимо преодолеть таможенно-полицейские посты. Мы с Эудженио по автостраде А9 из Милана добираемся до итальянско-швейцарской границы в районе Комо. Эудженио — авторитетный североитальянский адвокат, кокаинист ярких ощущений и, соответственно, — болельщик сборной России. На границе нас засасывает пробка: итальянцы на викэнд любят съездить в Швейцарию с ее казино, борделями-саунами и красивыми пейзажами. В Швейцарии экономический кризис, поэтому бдительность таможенников снижена: наши документы даже не проверяют. Заплатив автострадный сбор, мы продолжаем движение в сторону Лугано — Базеля. Трасса до Базеля при средней скорости 150 км/ч занимает около трех часов. Можно было бы и быстрее, но дороги колдобистые с постоянным, непрекращающимся ремонтом. Зато пейзажи ошеломляют: скатывающиеся с неба по горным тропам потоки воды, аккуратные горные луга с игрушечными домиками.

       Историческая роль Базеля в ночь с 21 на 22 июня чувствуется уже на подходах к городу: машины и бары с выставленными штандартами (кое-где забытыми викингскими). Примерно за два километра до стадиона мы паркуем машину — дальше начинаются полицейско-армейские заградотряды. По всему протяжению пути к стадиону передвигаются "оранжевые" — голландские болельщики. По ходу движения черные парни толкают билеты с наценкой от 300%, так что цена начинается от 250 евро. Жители находящихся на пути движения к стадиону домов приторговывают пивом и кока-колой, жарят сосиски и готовят хот-доги. Молодые ребята сбывают шарфы Russia — Holland и флаги Голландии — нашего выхода в четвертьфинал местные торговцы атрибутикой не ожидали. Наши фанаты снабжают соотечественников шарфами ЦСКА и Зенита, российскими триколорами и флагами с разъяренным медведем, рычащим "Россия, вперед!".

       Футбол — это вид марафона для болельщиков. Не каждый может выдержать темп роста цен и расходов на пиво, еду и жилье с приближением финальной части. Поэтому постепенно болельщики начинают сходить с дистанции. В ста метрах от стадиона — группа оранжевых с билетами. По ограниченному количеству пива на большое количество людей видно, что есть благоприятные условия для переговорного процесса. Они называют свою цену, мы — свою. Они не соглашаются, мы уходим. Они нас догоняют, делают последнюю попытку поторговаться, но, в конечном итоге, сдаются: 300 евро — за два. Таким образом, мы одерживаем первую метафизическую победу: голландских болельщиков на трибунах на два человека становится меньше, а наших — больше. Каждый болельщик на счету: силы “оранжевых” на стадионе и вокруг него — в десятки раз превышают наши. Дело в том, что основная часть футбольных туристов традиционно делала австрийские визы и брала билеты до конца групповой части, также не особенно веря в наш выход в четвертьфинал.

       Переполненные два яруса "оранжевого" стадиона на 35 тысяч человек. Такое ощущение, что матч не на нейтральной территории, а в Амстердаме или Ротердаме. Наша трибуна — это две маленькие полоски в несколько сот человек в углу ворот, в которые впоследствии наши загнали три мяча. Мы же находимся в глубоком тылу голландцев, там где развеваются флаги Аякса, оранжевые стяжки с надписью "Голландия сделает это!" и нидерландские триколоры. Наши, как маленький партизанский отряд. Большинство — это европейские "русские", вновь почувствовавшие Родину после победы сборной над греками и шведами. Пара больших семей, включающих дедушек, детей и жен, держащих в руках российские флаги. Несколько болельщиков, добравшихся из Австрии, российские немцы, живущие в Мюнхене, старики в майках с российским гимном, мальчик Леша, которого отец впервые привел на футбольный матч. Для десятилетнего Леши — этот матч неосознанно становится частью его идеологии, в которой Россия ассоциируется с наступлением и победой. Он ничего не знает об острейшем противостоянии советской сборной и голландцев двадцать лет назад и для него чужды последующие поражения "наших". Его Россия — это команда борьбы и воли, имя которой можно произносить с гордостью.

       Первое главное явление матча — это гимн. Австрийские, немецкие, швейцарские, итальянские русские встают, держа руку на груди. Гимн звучит как неожиданный возврат к финалу 1988 г.: поскольку новых слов Михалкова никто не знает, большинство, включая еще советских эмигрантов, поет последний гимн СССР. Каждый поет как минимум еще за десять человек — резкий контраст по сравнению с голландцами. Мелодия гимна настолько популярна, что теперь её можно услышать на площади Дуомо в Милане, "Променаде дез англе" в Ницце. Мелодия гимна стала идентификационным паролем наших за границей, вне зависимости от того, на каком языке они "размовляют".

       После начала матча на нашей трибуне идут в атаку армейские и зенитовские болельщики, активно убеждающие на немецком не сомневаться в победе российской сборной. Затем началось раскатистое скандирование "Рос-си-я, вперед!" и "Голландия — домой!". Голландцы атаковали, подпевая антисоветскую мелодию Пет Шоп Бойс "Гоу Вест". Наша основная трибуна влепила в ответ "Катюшу". Битва была недолгой. После смещения борьбы на голландскую часть поля российские болельщики полностью взяли контроль над стадионом в свои "глотки". Было слышно только "Рос-сия!" и "Нам нужен гол!" “Оранжевые” иногда просыпались усиливающимся ритмом хлопков, когда голландцы атаковали и приближались к нашим воротам, — хотя и то, и другое было редким явлением.

       После забитого гола среди австрийских, казанских, швейцарских наших начались братания. Совершенно разные люди — менеджеры из Лондона, торговцы стеклом из Ростова, айтишники из Мюнхена оказались неожиданно очень близкими и "своими". Адреналин съел различия между ними, в их речи звучало — "Мы с тобой одной крови".

       “Оранжевые” трибуны совсем приуныли и оставались в нокауте до отыгранного мяча. Однако для наших пропущенный гол оказался не ядом, а дозой адреналина. Если голландские болельщики просыпались только, когда начиналась “оранжевая” атака, то наши вели перманентный штурм. Уровень убежденности в победе достиг такого уровня, что даже пришедшие просто посмотреть игру швейцарцы попали на нашу волну, повторяя "Нам нужен гол!"

       Нельзя было допустить одиннадцатиметровых. Одиннадцатиметровые означали попасть под крики многотысячной трибуны — голландцы контролировали обе зоны за воротами. Начался штурм: наши вновь взяли контроль над трибунами. А после забитого второго гола начались безумные танцы людей, вколовших в себя гигантскую дозу адреналина и на несколько минут забывших свои паспортные данные и коды ИНН.       Голландцы вели себя достойно с нашими. Драк не было, наоборот, к нашим подходили и жали руки, с уважением произнося диковинные имена игроков, как будто речь шла о воинах Чингис-хана или Сталина. От стадиона мы шли по подсвеченной улице с мертвыми окнами вокруг (швейцарский характер) — тысячи и тысячи людей в оранжевом, над которыми развевались российские флаги. Бибикающие машины, приветствующие гудками флаги, приветствующие русских турки в кафе. К часу ночи наши уже отмечали победу в обнимку с голландцами в центре города.

       Для многих европейцев в условиях экономической депрессии и политической импотенции футбол — это основной критерий державности. Ключевые битвы проходят на футбольных полях. Испания добилась признания своего первенства по сравнению с Италией не благодаря экономическим успехам, а благодаря первой за десятилетия победе своей сборной. Сборная Турции приблизила Анкару к вступлению в ЕС. К российскому бизнесу (как и к индийскому с китайским) до этого Чемпионата относились с недоверием — наш футбол серьезно не воспринимался. После побед на полях Австрии и Швейцарии ситуация изменилась. Россия в европейском, пронизанном футболом мышлении, стала восприниматься гораздо позитивнее. В свою очередь, российский бизнес, сам того не осознавая и не вкладывая средств (за исключением приобретения Хиддинка Абрамовичем для национальной сборной), оказался в крайне выгодном положении. После того, что сделала сборная России, изменилось отношение к нашим ведущим европейскую экспансию компаниям. Так инвестиции ЛУКОЙЛа в крупный нефтеперерабатывающий комплекс на Сицилии, о которых было объявлено после победы российской сборной над голландской и вылета "сквадра адзура", были восприняты итальянцами как позитивная новость, а не как акт агрессии или угроза энергетической безопасности.  

 



 

Home » It is interesting » Science and technology » Футбольный империализм
© Institute of Innovative Design, 1989-2015, D.Bednogo str. 11-10,                                
660018, e-mail info@triz-guide.com